Полностью Только текст
Сегодня
пятница, 19 января 2018 г.

Погода в Брянске ночью
Пасмурно, без осадков, -1 -3 oC
Ветер юго-восточный, 5-7 м/с
Предоставлено Gismeteo.Ru


Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)
Официальный интернет-портал правовой информации
Брянская область / История / "Партизанская республика" 

Внимание!

Администрация Брянской области — высший исполнительный орган государственной власти Брянской области до 1 марта 2013 года.
Правительство Брянской области приступило к исполнению полномочий высшего исполнительного органа государственной власти Брянской области 1 марта 2013 года в соответствии с указом Губернатора Брянской области от 1 марта 2013 года «О формировании Правительства Брянской области».
Cайт администрации Брянской области не обновляется с 1 мая 2013 года. Информация на этом сайте приведена в справочных целях в соответствии с приказом Министерства культуры Российской Федерации от 25 августа 2010 г. № 558.
Для актуальной информации следует обращаться на официальный сайт Правительства Брянской области.

У ОТВАГИ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

Евдокия Анищенко
(главы из документальной повести "Партизанская республика")

Война во все времена считалась неженским делом. Но Великая Отечественная война была войной особой истинно народной. На защиту своей Родины рядом с мужчинами, а нередко и вместо них, становились их сестры, матери и подруги. Женщины - воины, партизанки. Откуда нашлись у них силы, чтобы перевоплотиться из любящих матерей, верных жен и невест в бесстрашных подрывниц, минометчиц, разведчиц, медсестер, бойцов и командиров? Как они со своей нежностью, добротой, с душевной ранимостью смогли освоиться на войне среди бушующего огня, крови и страданий.
В партизанской бригаде "Смерть немецким оккупантам!" Навлинского района действовал женский партизанский отряд имени Н. К. Крупской. Единственный на Брянщине, да, пожалуй, и в Советском Союзе. История этого отряда такова. В кустовой партизанский отряд имени Свердлова с центром в деревне Зелепуговке, где командиром был И. Проскуряков, а комиссаром К. Щербина, пришли 170 девушек и женщин из Салтановки, Зелепуговки, Ворок, Алтухова и других населенных пунктов района. И стали они принимать самое активное участие в боевых делах отряда: собирали из-под замерзшего снега оружие, брошенное при отступлении в боях бойцами Красной Армии, изучали военное дело, несли оборону лагеря и населенных пунктов, ходили на диверсии, в разведку, участвовали во многих боевых, операциях. Когда партизаны строили аэродром Ворки - Салтановка, они расчищали и корчевали кустарник, пни, несли охранную службу на аэродроме. Вместе с этим сеяли и убирали хлеб, ухаживали за ранеными, обед готовили, хлеб пекли. Трудно сказать, чего не приходилось им делать? Многие женщины с первых дней партизанской жизни проявляли мужество, выносливость и стойкость.
Наступили трудные сентябрьские бои 1942 года. Хмурые тучи надвигались над партизанским краем. Две недели шел бой с карателями по всему району. Видя свое бессилие, терпя одно поражение за другим, фашисты всю свою смертельную злобу перенесли на мирное население. Запылали села, сотни советских граждан были зверски замучены и казнены. 26 сентября каратели ворвались в одно из красивейших сел района - Салтановку, сожгли все 450 домов, расстреляли 32 человека в возрасте от 3 до 75 лет. В деревне Зелепуговке сожгли 260 дворов и построек, в Ворках убили 57 человек и бросили в колодцы, 37 граждан растерзали на дорогах гусеницами танков, многих, как рабов, угнали в Германию. В отряде самообороны в этот момент находилось 10 девушек. До последнего патрона отражали они вражеские атаки. Враги схватили учительницу Татьяну Кирилловну Михалеву. Замучили и бросили в горящий дом. Такая же участь постигла и других девушек.
Отряду имени Свердлова пришлось тогда отступить в глубь леса. Но уйти вместе с ними женщины не смогли. Командованию отряда было тогда не до них. Партизаны ушли в лес. Вот и стали судить: как быть? Многие - почти 70 человек - решили разойтись по деревням. Но дойти туда им не пришлось, враги огнем встречали каждую уже на опушке леса.
Марфа Егоровна Михалева (она осталась жива) несколько лет спустя рассказывала: "Было нас 25. На опушке встретили немцы. Велели раздеться и стать на колени. Офицер дал команду - огонь! Всех расстреляли. А кто кричал - добивали. Выстрелили в стонущую соседку, ранили в бедро и меня. Фашисты, сделав подлое дело, ушли. Я выползла из ямы и направилась в лес. Долго шла, падала. Но меня опять схватили и пригнали в Навлю, в тюрьму..."
Такая участь постигла и многих других девушек.
"Это было на закате, - рассказывала Ульяна Яковлевна Михалева, - нас было 18 человек. Шли и думали, не попасться бы лиходеям в лапы. Слышим нерусскую речь. Немцы были на машине с пулеметом. Собрали всех нас, прогнали до глубокой канавы. И только услышала я страшное слово "огонь", сразу покатилась в овраг, а за мною все остальные, сраженные врагом. Переждала ночь, выбралась из ямы. Слышу, коровы ревут. Увидела движущихся людей. Так чудом и осталась в живых".
Темная холодная сентябрьская ночь застала оставшихся в лесу девушек почти раздетыми, голодными. И вдобавок ко всему не было у них командира. Девушки отошли в глубь леса с надеждой, что утром все же найдут возможность соединиться с отрядом, чтобы вместе мстить врагу за сожженные села и деревни, за погибших товарищей. Пытаясь согреться, прижались друг к дружке. Так до утра глаз и не сомкнули. А утром их нашел изменник, стал агитировать всех пойти и сдаться противнику. "Другого выхода нет", - сказал он. Некоторые поддались на уговоры. Предатель повел их в Ворки. Над девушками стали издеваться, а затем вывели к оврагу и расстреляли. Из двадцати в живых фашисты оставили Марфу Кузьминичну Гузенкову и Веру Спиридоновну Фильченкову, заставили на кухне работать. Увидев, что каратели надругались над подругами, они решили бежать. Забирались на деревья и долго смотрели в лесную сторону, не покажется ли дымок партизанской стоянки. Целую ночь с перерывами лил дождь. Стояла непроглядная темень, Борис Гуров привел их в лес. Неприветливо встретили девушек. "Где другие?" - спросили партизанки. И они рассказали... Самых стойких, их было большинство, спас старик Семен Ефремович Прошин, знал лес, как свой дом, трое суток, спасая от врагов, водил по незнакомым местам, приговаривая: "Любите землю русскую, как любили ее лучшие сыны и дочери России". Девушки увидели, как догорают их хаты, как немцы уничтожили все, что веками наживали их деды, отцы. Еще сильнее сжимались кулаки и дали они клятву - за поругание девичьей чести, за погибших родителей, товарищей отомстить врагу. Не страх, а еще большую ненависть вызвали фашисты.
Девушки, которые ранее боялись крови зарезанной курицы, стали воинами. Среди других особенно выделялась учительница из Святовской школы Мария Ильинична Кретова.
- Надо найти оружие, построить землянки и установить связь с районным штабом - тогда обязательно будет легче! - сказала она.
И вот долгожданная встреча с разведчиками первого Ворошиловского отряда. О девушках узнали в объединенном штабе, поспешили им на помощь. Прислали им командира - Андрея Никитича Авдюкова, комиссара - Ивана Афанасьевича Афанасьева, небольшую группу молодых военных.
15 октября 1942 года первому женскому партизанскому отряду было дано имя Н. К. Крупской. Отряд состоял из 67 человек. Девушки были плохо вооружены: имели 54 винтовки без достаточного боепитания. Не было продовольственной базы, тягловой силы. Командование распорядилось, чтобы соседние отряды имени Шаумяна и имени Жданова выделили шесть лошадей в распоряжение партизанок. 16 октября 1942 года командование провело организационное собрание. Создали взводы, договорились о сборе оружия, изучении военного деда, дисциплине, о строительстве лагеря, заготовке продуктов. Затем весь отряд выстроился в шеренгу, комиссар зачитал текст партизанской клятвы, а партизанки повторили "...Клянусь мстить врагу жестоко, беспощадно и неустанно...".
Начались у девчат суровые будни. Партизанский отряд пополнялся девушками из окрестных населенных пунктов. Больше всего пришло их из отряда имени Жданова, где партизанок постигла такая же участь, как и из отряда Свердлова. Не дошло 20 девушек из отряда имени Пархоменко: предатель обманул их и привел в Нав-лю, где враги их расстреляли. Шуре Фирсовой было обидно: сестру Тасю приняли в партизаны, а ей командир сказал:
- Детей не берем.
- Я же стрелять умею, на курсах Осоавиахима училась, - сказала девочка.
- Оружия на всех не хватает.
- Найду! - ответила Шура.
Вскоре с такими же, пятнадцатилетними девчонками и ребятами, организовала сбор оружия. Разгребали снег, разбивали ледяную корку в лесу, нашли винтовки, пулемет.
Посмотрев на маленькую, настойчивую, ласковую девочку, командир сказал:
- Ладно, будешь санинструктором.
И он поручил медицинской сестре Нине Ковалевой обучить медицинскому делу. Не было ни одного боя, где бы Шура не принимала участия, не оказала бы помощь раненым партизанам.
С. А. Ковпак, отправляясь в Закарпатье, всех больных, раненых, стариков оставил на Брянщине. Тоня Бан-чукова сопровождала раненых в Смелижский госпиталь, Когда привезла, то отряд уже был далеко. В объединенном штабе получила направление в партизанский отряд Н. К. Крупской.
Вскоре с Большой земли прислали инструкторов-минеров. Запомнился девушкам инструктор Зайцев. Он сказал: "Подрывное дело очень опасное. И возьмут только тех, кто изъявит личное желание". Командир дал команду: "Кто желает войти в диверсионную группу - Два шага вперед!". Вышли 12 девушек, красивые и юные.
Всем им было по 16-18 лет. Это Ольга Трофименко, Аня Иванова, Таня Кабанкова, Таня Рябова, Шура Ар-дипова. Валя Козменко, Тася Фирсова, Фрося Юркова. Все они окончили курсы Осоавиахима, умели стрелять. Возглавил их молодой лейтенант Николай Кондаков.
Терпеливо начали учиться искусству побеждать врага. Занятия проходили ежедневно и в определенное время в отряде имени Шаумяна. 15 километров не так уже и много, считали девушки, хотя путь был и не легкий. В состав диверсионных групп вошли 16-летние ребята:
Иван Гузенков - будущий Герой Советского Союза, Саша Локутов и Юлий Цыбанков...
Быстро прошли дни учебы. Каждая подрывница знала теперь устройство мины, умела заряжать, дожить под рельсу, поджигать бикфордов шнур, научилась убегать от погони.
Глубокой осенью 1942 года небо было постоянно затянуто тучами. В один из ноябрьских дней группа получила задание взорвать железнодорожное полотно между станциями Клюковники и Калигаевки. Впереди было 35-40 километров пути, за плечами - винтовка, взрывчатка. У самой маленькой - Вали Козменко - карабин цеплялся за землю. К железной дороге подходили осторожно: боялись задеть натянутые вдоль полотна провода консервными банками.
Малейшая неосторожность - и можно себя обнаружить. Земля возле рельсов мерзлая. Кое-как разгребли ее руками, заложили мины. И тут неожиданность - отсырели спички. Как же поджечь шнур? Кто-то предложил кремнем выжечь искру... Только успели отойти, как раздался оглушительный взрыв. Партизанки бросились врассыпную. Лишь через несколько минут немцы открыли стрельбу. Отстала Аня Иванова - разорвался сапог. Обессиленная, скатилась в огромную воронку - и тут же оказалась по пояс в ледяной воде. Вскрикнула от ужаса, увидев прямо перед собой трупы расстрелянных людей. С плачем выбралась из ямы. А когда через несколько часов появилась в отряде, радости подруг не было конца - ведь все думали, что она погибла.
14 декабря 1942 года диверсионная группа под командой Н. П. Чурлина, в составе бойцов Юлия Киреевского, Ивана Гузенкова, Ефросиньи Михайловны Юрковой, Валентины Ильиничны Легковой, Клавдии Петровны Легковой, Таисии Николаевны Фирсовой, Евдокии Кузьминичны Максаковой, получила боевое задание - взорвать вражеский эшелон. Долго партизанам не удавалось начать операцию, трижды их разведка натыкалась на хорошо укрепленные точки. Наконец повезло. В 18 часов эшелон противника между станциями Клюковники и Синезерки был пущен под откос. 250 фашистов нашли свою смерть меж покореженных вагонов и техники.
Приближался 1943 год. С фронтов шли известия о победах Красной Армии. Свой подарок к Новому году решили сделать и в отряде имени Н. К. Крупской. 31 декабря уходили девчата на задание, нагруженные взрывчаткой. О чем они думали тогда? О том, что не придется им танцевать в новогоднюю ночь, петь в концерте, который готовили несколько дней, не придется увидеть ребят из Ворошиловского отряда, которые обязательно придут в гости к ним, и все же не досада владела их сердцем. Желание скорее "угостить" фашистов. На место тогда пришли только к рассвету. Поэтому пришлось ждать следующей ночи. Сидели в болоте, жгли костер. Хоть и короток зимний день, но сейчас он казался нескончаемым. Ночью переползли к железной дороге. Ольга Трофименко, Шура Архипова и Валя Легкова заложили мины. А когда услышали шум приближающегося поезда - подожгли шнур.
- Славно, девчата, сработали! - улыбаясь, сказал им в отряде командир. А что, страшновато поди было?
Да, всякое было за это время в лесу. Как-то прямо на посту потеряла сознание больная тифом Валя Козменко. Саше Локутову и Ване Гузенкову пришлось на руках принести ее в отряд. Лечили сосновым отваром. А сапоги под кровать поставили: пусть знает, что верят все вокруг - большая ей еще дорога предстоит...
С 1 января 1943 года партизанский отряд насчитывал 125 человек. Среди них было лишь 20 мужчин. С января 1943 года отрядом стал командовать старший лейтенант А. Д. Ульянов, комиссаром назначили Н. А. Казицкого, бывшего директора Алексеевской неполной средней школы, начальником штаба - Ф. 3. Бондарева. Секретарем комсомольской организации избрали Олю Трофименко, командирами отделений назначили Аню Супонину, Валю Гуляеву, политруками - Марию Ильиничну Кретову, Ефросинью Михайловну Юркову... Медицинскими сестрами стали Мария Половникова, Нина Ковалева, Шура Фирсова, Анна Васильевна Данина.
С назначением нового командования дела в партизанском отряде значительно улучшились, лучше стала проводиться политико-массовая работа. Партизанки за короткий срок сумели смелыми, дерзкими ударами по коммуникациям врага завоевать добрую славу среди партизанских отрядов бригады "Смерть немецким оккупантам!". Командование бригады "Смерть немецким оккупантам!" постоянно следило за боевыми операциями отряда, помогало и гордилось мужеством прославленных партизанок. К этому времени женщины перебрались в землянки. В каждой из них по три яруса полатей, на них еловые ветки. Спали, на всякий случай, не раздеваясь. Сипели и трещали дрова в железной печке-бочке, мигала коптилка... А бывало и так: выбьют фашисты из лагеря женщин - и тогда приходилось выжидать им в лесу, костер разжигать нельзя - заметят. Прилягут девушки на елки, снегом их засыпет, - и так до утра. И все-таки между боями даже танцевали. Каждая просилась на задание, а если посылали - радовалась. Выходит, верили, ценили... Никакой работы не чурались партизанки. Знали, что на войне все работы важны и нужны. Раиса Ивановна Костюкова и Наталья Филипповна Фомина были в хозяйственном взводе, хлеб пекли, да какой еще хлеб. Славился на всю партизанскую округу. Вороши-ловцы на него специально заказ делали.
Ефросинья Григорьевна Седых (Фильченкова) ухаживала за ранеными, больными тифом.
Конечно же, необычным явлением в тылу врага было создание женского партизанского отряда. Немцы возмущались. Стали засылать предателей. С задания не вернулась санинструктор Настя Прошина. Ее враги изрубили штыками, вырезали звезду на руке. Бросили в трая-щею и завалили соломой. Нашли на пятый день. По ранам копошились черви. Отправили на Большую землю, но спасти не удалось.
А однажды ушли в разведку Мария Кретова, Юля Долгова, Аня Супонина. Боевая тройка - так звали их. Чтобы враги не заметили, шли они осторожно, вдали друг от друга. Раздался свист. Девушки спрятались в яме, заваленной буреломом. Насторожились. Слышат разговор.
- Если кого поймаем, разорвем на части.
- Только подумать - женский отряд организовали, - сказал другой.
Девушки не шелохнулись. А когда враги скрылись, партизанки продолжали разведку.
Боевая тройка искала немецкие гарнизоны.
Командир учил - погибайте, но хвост за собой не ведите. Лучше пулю себе пустить, чем живьем попасть к врагу. Не раз приходилось быть в сложнейших ситуациях, убегать от врагов, от собак, не спать ночами без пищи и теплой одежды. 1 февраля 1943 года всем отрядом подходили к Верхополью Карачевского района. Впереди разведчицы Мария Кретова, Юля Долгова, Аня Супонина. Враги дороги к населенному пункту заминировали. Даша Прошина и Юля Долгова, сойдя с тропинки, попали на мину. Посекло осколками Аню Супонину. Из глаз сочилась кровь. Скончались Юля и Даша. Увидев окровавленную Аню Супонину, кто-то сказал: "Оставлять нельзя, надо пристрелить". Вмешалась Мария Кретова:
- Да вы что? Нет, пет, она жива. Зачем же так? Спасем. Надо найти лошадь, доставить в госпиталь, а там помогут.
Жизнь партизанки была в опасности. Все боялись, что ослепнет. Предложили улететь на Большую землю, Но Аня категорически заявила:
- Никогда. Я с вами до конца, до Победы. За мужество и отвагу Кретова и Супонина за этот бой награждены медалями "За отвагу".
Группу партизан для участия в совместной боевой операции с отрядом "Журавский" повел окруженец. Не дойдя пяти километров, остановился и дал команду:
- Всем вытащить затворы из винтовок!
- Зачем? - спросили партизаны.
- Сказано, выполняйте!
Валя Гуляева, сразу разгадав замысел врага, выстрелила. Партизаны пришли в условленное место. Рассказали.
- Кто за главного? - строго спросил П. И. Мельников - командир отряда "Журавский".
- Я, - ответила Валя Гуляева, бывшая рабочая Алтуховского лесопильного завода, восемнадцатилетняя партизанка.
Валя была бойцом, затем командиром отделения. Разводила девушек по постам, ходила на боевые операции. После майской блокады 1943 года особенно тяжело было с продовольствием. От голода стали опухать девушки. Валя делилась последним куском хлеба, тарелкой суррогатного супа. Рае Костюковой стало худо, теряла сознание. Валя принесла дневной паек и сказала:
- Поешь, Рая, полегче станет.
А сама, глотая слезы, сорвала на поляне несколько корешков, съела. И подумала - Рае легче станет, а я день продержусь, хотя и ей было не легко. Таких дней у партизанок было много.
Сейчас многие с особым чувством вспоминают то трудное время. Счет оно предъявляло ко всем без скидок - на слабость, болезнь, обстоятельства... Бурными были комсомольские собрания. На повестку дня выносились вопросы: "Прием в члены ВЛКСМ", "Изучение оружия и тактика борьбы", "Каким должно быть поведение девушки-комсомолки в бою". На решения отвечали тут же - делом. Вот, скажем, группа из семи человек получила боевое задание - добыть разведданные о продвижении фашистов по Коломинскому большаку. Когда уходили, и не предполагали, как будет тяжко. Каждая из девушек получила задание, было определено место наблюдения. В укрытии продержались день. С темнотой вышли на операцию. И вдруг рядом немецкий говор. Оказалось, недалеко стоял замаскированный танк, четыре фрица разожгли костер, ужинали. У девушек слюни потекли при воспоминании о пище: целый день голодные.
Как быть? На всех только две гранаты. Первую с силой бросила Ольга, вторую - Валя Легкова. Пламя мгновенно охватило танк.
Ни один каратель не ушел тогда от партизан, которые благополучно добрались до отряда с ценными разведданными.
По-отечески, дружески относились к партизанкам командир и комиссар отряда. Терпеливо учили их искусству побеждать врага. После каждой проведенной боевой операции проводился разбор, обращалось внимание на малейшие ошибки. А Николая Кондакова любили все девушки. Мужественный, смелый, никогда не унывающий офицер, был вежлив, стеснителен. Когда приходил к ним, входил не сразу, несмело, несколько раз кашлял у двери и при виде девчат всегда краснел.
Коренастый, с открытым добрым лицом, он был заботливым и внимательным командиром. После случая с Аней Ивановой перед каждым заданием лично проверял обувь. И если у девушки худые сапоги, другие снимали с себя и отдавали той, которая идет на боевое задание. Делились всем, чем были тогда богаты. Да, не всегда все проходило гладко. Как-то нужно было заминировать железную дорогу. Придя на место, девушки едва успели притаиться, как услышали лай собак, голоса фашистов. Пришлось уходить. А ночью подойти снова. Но и на этот раз неудача, неожиданно началась пальба из автоматической пушки, совсем рядом разорвалось несколько снарядов. Обнаружили? Оказалось, не их. Это летел советский самолет, и немецкая пушка его обстреливала. Задание удалось выполнить только следующей ночью. И все же самая маленькая победа приносила радость, удовлетворение. Ведь каждая из них приближала победу общую.
А совсем скоро нашлось для них большое дело. Начальником центрального штаба партизанского движения при Брянском фронте был разработан план взаимодействия отрядов. Надо было немедленно оказать всемерную помощь наступающей Красной Армии, разрушить важнейшие фашистские коммуникации в тылу. Главным стратегическим объектом в их местах был голубой мост через Десну у Выгоничей. Его-то и следовало взорвать во чтобы то ни стало. Операцию поручили бригадам имени Щорса, имени Ворошилова и "Смерть немецким оккупантам!". Командование возложили на командира бригады имени Щорса М. П. Ромашина, а провести в ночь на 8 марта 1943 года.
На помощь щорсовцам прибыло 100 партизан из бригады имени Кравцова, отряда Ворошилова, 250 - из бригады "Смерть немецким оккупантам!". А всего в операции участвовало 3800 человек.
Стояла тихая туманная мартовская ночь. Девушки из отряда имени Н. К. Крупской залегли в обороне. А ударная группа, обходя проволочные заграждения, бесшумно пробиралась к месту с запада. Вот и насыпь. Тарасов из бригады им. Щорса с группой автоматчиков - Зуевым, Волковым и другими - устремились к казармам с левой стороны от берега. Писарев с частью автоматчиков приблизился к казармам с травой стороны. А несколько правее цепочкой взбирались на высокую обледенелую
насыпь партизаны во главе с Косолаповым. Они вплотную подошли к часовым. Подрывники быстро уложили тол под каждую ферму. И вскоре небо стало красным от пламени.
- Хлопцы, а ведь сегодня праздник - 8 Марта! - устало и радостно сказал А. Б. Газанов. - Надо девушек поздравить!
Радостными возвращались партизанки из отряда Н. К. Крупской. Вскоре они со всеми слушали сводку Совинформбюро: "Движение поездов на важном участке дороги, идущей к фронту, прекращено". Это была н их победа.
31 марта 1943 года опять боевое задание. Хрустел снег и ледок под ногами, успевший за ночь замерзнуть. Шли долго. Было уже больше уверенности. Каждая партизанка хорошо знала свое дело. Шли быстро, легко. Вот уже рукой подать до железной дороги Синезерки - Чичково. Но тут их заметили фашисты и по следу пустили собак, стали стрелять. Спасло наполовину растаявшее болото. Враги по нему идти не решились. Выждав время, промокшие и продрогшие, девушки решили, не выполнив задание, в отряд не возвращаться. Наступила вторая ночь. Изменили место взрыва: добрались до железной дороги и подорвали все-таки железнодорожное полотно.
Командир отряда А. Д. Ульянов тогда перед всем строем диверсионной группе за успешно проведенную операцию объявил благодарность.
11 апреля 1943 года на первой подпольной комсомольской конференции выступающие обязались и впредь мстить врагу не щадя жизни. Делегатами от партизанского отряда Н. К. Крупской были Ольга Трофименко и Клава Легкова. В ответ на решение комсомольской конференции партизанки 16 апреля 1943 года заминировали большак, ведущий от села Святое на Салтановку, спилили деревья, сделали завалы. Подорвалось две немецкие повозки.
Приближался праздник 1 Мая 1943 года. В отряде по -особенному готовились. Создали предпраздничную комиссию. В нее вошли Т. Кабанкова, Т. Пугачева, В. Козменко.
Весна сорок третьего года выдалась трудной. Боеприпасы и продовольствие - на исходе. Приходилось все добывать с боями у фашистов. Однажды партизаны из отрядов бригады "Смерть немецким оккупантам!" под командованием А. Б. Газанова отправились на разгром вражеских гарнизонов в села Клинское, Приютово, Соколове. Участвовали в этой операции и девчата из отряда Н. К. Крупской. На безымянной высоте партизаны заняли круговую оборону. Оружие замаскировали в густом кустарнике.
5 мая 1943 года в 6 часов 30 минут на поляне показалась группа фашистов. Это была разведка. Основные силы двигались колонной. Тяжелой была схватка. Захваченные в плен рассказали, что в Клюковники прибыло подкрепление - 260 солдат с автоматами, пулеметами и пушками. И вскоре партизаны увидели, как в сторону Клинского из-за бугра выползли три броневика и танк. Следом шагала сотня вооруженных фашистов. Противник хотел взять в кольцо партизанскую высотку. Но когда танк подполз ближе, Гузенков выполз из окопа и бросил две гранаты. Взрыв - и "тигр" остановился, задымился. Партизаны ворвались в цепи врагов. Начался рукопашный бой. Ранен Иван Гузенков, контузило Юлия Цыбанкова, погиб санинструктор... И тут проявила находчивость и бесстрашие Ольга Трофименко. Она быстро перевязала Николая Прудникова, Ваню Гузенкова, других ребят. А когда кончились бинты, сняла с себя белье и продолжала перевязывать раненых. В этом бою, который длился более суток, контузило и Ольгу. 12 атак выдержали партизаны. И победили! Ольге Трофименко перед строем за смелость и отвагу объявили благодарность... Поздравила Ольгу и сестра Шура Трофименко - секретарь комсомольской организации отряда имени Жданова. Она часто приходила к ней, шефство взяла по комсомольской работе, да и мать, провожая в партизаны, велела: "Смотри за Ольгой, больно шустрая она у нас, береги ее".
Шура, красивая, высокая, с большими голубыми глазами, аккуратно затянутая ремешком, умела повести за собой молодежь. Не раз она появлялась в отряде Н. К. Крупской. Девушки окружали ее, забрасывали вопросами.
- Шура, мы парашют нашли, надо белье сшить, а не все умеют. Научи.
Взяв ножницы в руки, Шура кроила наряды для девушек. Но однажды она пришла какой-то озабоченной, задумчивой и рассказала, что из Москвы книгу прислали о храброй разведчице Зое Космодемьянской, что ее схватили враги, жестоко пытали, босиком в мороз водили на допрос, но она никого не выдала и даже имени своего не назвала... Ее повесили. Девушки внимательно слушали. Кое-кто слезы вытирал. Каждая дала слово - отомстить за Зою. А потом рассказала Шура, что с первых дней войны ведет дневник.
- Вот только бумаги нет, - оговорилась она, - пишу на коре. Надо обязательно сохранить его! После войны будет прекрасная жизнь. Все мы пойдем учиться. Таня Рябова окончит строительный техникум, Аня Иванова будет учиться на врача: любит она за больными ухаживать. Шура Архипова поступит в технологический, а я н педагогический. И в первый день занятий прочитаю ребятам эти страницы. Пусть знают, какими отважными вы были.
Нине Климовне Хохловой было пятнадцать, когда она пришла в отряд. Сразу повзрослела. Все трудные работы выполняла наравне со взрослыми. Рыла окопы, носила взрывчатку на железную дорогу. А дорога трудная. Но об этом не думала. Однажды послали в Салтановку за картошкой. В сумерках нагребла из хранилища воз картошки. Слышит разговор - немцы! Застрочил пулемет. Прижалась к земле. Что будет, то будет. От страха глаза закрыла. Но пронесло. Прошли - не заметили. Не один раз под пулями добывала продукты. Знала, что ждали ее голодные подруги.
- У тебя, Нина, хорошо получается, - как-то сказал командир, - умеешь врагов за нос обвести.
- А я завороженная, - шутливо ответила девушка, - меня пули боятся.
Май 1943 года. Ожил лес, зазеленели луга. А рядом бушевало пожарище войны, умирали люди. Незадолго до начала битвы на Орловско-Курской дуге фашисты взялись "подчищать" свой тыл. На разгром партизанского объединения Емлютина они бросили полнокровные дивизии - с танками, самолетами, артиллерией. Но ничто не могло сломить партизан. Первыми отбили атаку врага партизаны отряда имени Жданова. Тяжелый бой на участке Глубокие Лужи - Пашеньки приняли 20 мая и другие партизанские отряды бригады "Смерть немецким оккупантам!". Стойко оборонялись девушки из отряда имени Н. К. Крупской. Много часов они удерживали свой лагерь. На подступах к нему метким огнем по
дожгли грузовую машину. В бою отличились пулеметчицы Нина Хохлова, Шура Архипова, Надя Седнева, Фро-ся Седых, Аня Шелест. Ранило в ногу Марию Половникову - медицинскую сестру. Несли ее попеременно. Враги нажимали и были совсем близко. Комиссар отряда "Журавский" Хенкин Р. А., увидев, что каратели прорвались в сторону женского лагеря, закричал: "Скорее на помощь, там одни девчата, надо всех спасти!".
...Блокада началась между Салтановкой и Глинным. Выбитые со своих баз, партизаны уходили из-под удара мелкими группами, нащупывая слабые звенья в огненном кольце. С собой брали лишь то, что можно унести. Тяжелое снаряжение закапывали в тайниках. Все больше раненых несли на руках. Все меньше оставалось боеприпасов, продуктов, хлеба. Идти приходилось сутками. Командование решило прорвать кольцо блокады, перейти к маневренной обороне. Прижатые к болоту партизаны долго не могли выбраться. Но вот подошли к Навле-реке. Она разлилась широко. Спокойно перейти вброд не удалось. Небо над лесом озарилось вспышками ракет, а предрассветная тишина разорвалась грохотом орудий и минометов. Устремились к реке партизаны, женщины, дети. Пули рвались, словно дождь сыпался на землю. Рев самолетов, завывание бомб, взрывы, стоны раненых.
Приказ:
- С оружием не расставаться, оставить для себя по одному патрону. Девушки плыли с винтовками, в одежде, в сапогах.
Сотни людей, истощенные от голода, погибли в то предрассветное утро. Среди них и многие девушки отряда Н. К. Крупской. Не спасли Анну Фильченкову - разведчицу отряда, Пашу Матющенко. И этот бой, и десятки других, видимо, навечно оставили память несколькими серебряными нитями в волосах всех, кто дожил до Победы, всех, перед кем мы в неоплатном долгу. И то, что мы называем подвигом - для девушек это были суровые будни партизанской жизни.
Отряды после майской блокады шли в суземские леса, усталые, измученные от боев и дальней дороги. Растянулись в марше не на один километр. Этим воспользовались фашисты, неожиданно ударив из засады. Смертью храбрых погибла Шура Трофименко. В перестрелке был убит Николай Кондаков.
15 августа 1943 года отряд получил приказ перекрыть завалом все дороги и просеки в лесном массиве, не пропустить туда танки и машины. Заминировать все места вероятного движения танков. После гибели Н. Кондакова группу подрывников возглавила Шура Архипова. Она-то и повела девчат на задание.
"Девчонки, до чего же жить на свете хорошо!" - не раз говорила она, заложив руки за голову, лежа на зеленой лужайке, любуясь перистыми облаками. - Вот отец с сестрой с фронта вернутся, маме легче станет - нас ведь у нее много". Не знала тогда Шура, что мать ее в это время вместе с ребятами была заключенной фашистского концлагеря. Под стать ей была Фрося Юркова - политрук, молодая учительница Никольской школы Выгоничского района. Она часто вспоминала о муже, он был на фронте, о маленьком сыне, оставленном вместе с мамой. Любимая песня девушек "Летят утки и два гуся..." Запевали Шура или Фрося.
Мария Кугукина из Алтухова была метким стрелком, от ее пуль немало полегло фрицев. Нравилась она комиссару, глаз с нее не сводил, но так в любви ни разу и нс признался.
Клава Легкова тоже из Алтухова. Молчаливая, сосредоточенная. На трудное задание всегда вызывалась идти первой.
Таня Рябова из Ревен до войны училась на первом курсе Брянского строительного техникума. Шла, всегда улыбаясь чему-то. Не один парень на нее заглядывался. Таня Кабанкова окончила 10 классов, мечтала поехать в Москву.
Спустилась на землю августовская ночь. Не шелохнется лес. Осторожно идут партизанки. Чуть только сереть стало, спилили девушки деревья, сделали завал на дороге. А с рассветом спрятались неподалеку, хотели убедиться в результатах своей работы. Услышали шум моторов. Через мгновенье раздался взрыв. Теперь поскорее в отряд.
Уже пригревало солнце, роса алмазами сверкала на траве, когда подошли они к речушке. Напились, умылись, стали переходить кладку из бурелома. Секунда - и девушек разбросало взрывной волной в стороны. Засада! Нагрянули каратели. Тяжело раненных Шуру Архипову, Таню Кабанкову и Таню Рябову положили на телегу и привезли в Локотское гестапо. Зверски мучили. Ничего не добившись, бросили в сарай и подожгли. Остальные девушки, пролежав двое суток в лесу, с трудом добрались до базы.
В отряде траур - не вернулись с задания лучшие диверсантки. На митинг в тот день выстроился весь отряд, у всех на глазах слезы. Салют героям! Посмертно девушки-партизанки были награждены медалью "За боевые заслуги".
7 сентября 1943 года на навлинскую землю пришли воины -освободители, с ними на фронт добивать врага ушли Валя и Клава Легковы, Мария Кугукина, Татьяна Седнева, Раиса Трусова (Костюкова), Анна Иванова и другие.
Впоследствии партизанки стали лучшими доярками, полеводами.
8 боевой характеристике Анны Михайловны Братукиной записано:
"Военного звания не имеет. Образование - окончила два класса. За время пребывания в партизанском отряде участвовала во всех боевых операциях по разгрому врага. Показала себя смелой, мужественной патриоткой Родины". После войны до ухода на пенсию работала телятницей. Сколько телят выходила - не пересчесть. Такие же трудолюбивые подруги-партизанки: Надежда Дмитриевна Седнева, Татьяна Петровна Бондарева, Ефросинья Григорьевна Седых, Наталья Филипповна Фомина, Анна Родионовна Шеремет, Нина Климовна Хохлова, Анна Демьяновна Хохлова, Федосия Алексеевна Фоменкина. Мария Ильинична Кретова - (Полякова) вернулась к любимой работе - двадцать пять лет проработала учительницей в Синезерской средней школе. Ефросинья Михайловна Юркова стала нотариусом. Валя Козменко, Шура Фирсова, Валя Гуляева, Тоня Сенина, Аня Супонина, Ольга Трофименко (Прудникова) с присущей им энергией взялись восстанавливать народное хозяйство.
О многих оставшихся в живых можно было еще рассказывать. Но не погибнуть на войне тоже, наверное, счастье. Война дала такие уроки, которые до сих пор сохранила в седых ветеранах отзывчивость на близкую и дальнюю боль, честное отношение к порученному делу.
Над Родиной много лет мирное небо. Это благодаря тому, что молодые солдаты бдительно хранят мир.

* * *

В мартовский день 1989 года во дворце пионеров имени Ю. А. Гагарина г. Брянска встретились партизанки, давно ставшие бабушками. Больше сорока лет шли они на этот сбор. Это была встреча с памятью, юностью...
- Надя, это ты, моя родненькая! Я тебя сразу узнала.
Женщина говорила, смахивая слезу, а сама улыбалась. И поправляла под цветным платочком седые пряди.
И тут же раздался голос.
- Фрося, а это ты?
- Валя, сколько же мы не виделись?
А вот с той поры, лихолетья. Разбросала жизнь. Кого куда.
В фойе - сюрприз. Большой стенд их, совсем еще юных партизанок.
Михалева Антонина Егоровна, рассматривая фотографию, сказала:
- Молодая здесь, в платье с вышивкой. Помню, это самое первое мое платье было, которое я себе справила. Не верится, что такими молоденькими были.
А вон Валя Гуляева, Клава Косарева... Что годы сделали с нами? Сразу и не узнаешь. Обратила на себя внимание пожилая женщина: молча стояла у стенда, бережно разглаживала фотографию санинструктора Насти Прошиной, а по лицу текли слезы.
- А ты помнишь, как я тебя выходила, когда ты болела тифом? - сказала Ефросинья Григорьевна Фильченкова, обращаясь к Вале Козменко. - Я тебя тогда рябиной да сосновым отваром поила. Дюже ты, девка, плоха была. А помнишь, как ты по ложной тревоге подняла весь отряд? Филин тогда кричал, а ты подумала, что враг крадется.
- Все, девоньки, помню, все, все...
- А помнишь?
Объятия, слезы, смех.
Наверное, со стороны они выглядели нелепо: седые уже все, а друг друга девчонками называют, да и фасоны их нехитрых нарядов тоже давно устарели.
А потом они не спеша, конфузясь, поднимались на сцену - в новых платьях и кофтах, с орденами и медалями. Помолодели их лица, уверенней стали улыбки.
Их приветствовали руководители общественных организаций, им дарили грамоты, цветы, подарки.
А. Б. Райкова - председатель обкома профсоюза работников агропрома, предложила всем поправить здоровье в местном санатории. Литературную композицию посвятили им учащиеся из 60-й школы г. Брянска.
Так уж вышло, что встреча партизанок проходила перед женским праздником. Хотя, что значит, "так вышло"? Для того, чтобы встретились боевые подруги, мне надо было много преодолеть трудностей, собрать по крупицам историю отряда, разыскать всех. Много поработать в областном партийном архиве, восстановить истинную историю отряда. А затем я доверительно, душевно повела рассказ о героических судьбах партизан.
С восторгом восприняли присутствующие в зале стихотворение поэта А. Новицкого.
...Было все - бои, бинты, блокады,
Были голода и холода,
И коптилка - гильза от снаряда,
В котелке - болотная вода.
Первый поцелуй, последним ставший...
И подснежник в девичьей руке.
Наша юность, ты была бесстрашной
На военном лютом сквозняке.
Годы отлетают, будто листья
С брянских, столько видевших дубрав.
Да, не все, как прежде, собрались мы,
Юными, как прежде, сразу став...
Мы помянем всех подруг как надо,
Всех, кого сожгла война дотла!
...Было все - бои, бинты, блокады...
И Победа - главное - была!
В начало раздела "Партизанская республика"
Национальный антитеррористический комитет
Официальный сайт УФСКН России по Брянской области
Rambler's Top100